Общество,  Психология

«Травматичный опыт»: как школа влияет на самооценку россиян

Школа, в которой мы проводим внушительную часть жизни — с 7 до 18 лет, оставляет на каждом из нас огромный отпечаток. Мы проходим социализацию, получаем новые знания, учимся выстраивать отношения с самыми разными людьми. Однако далеко не для всех россиян школа становится «вторым домом». Многие ученики выходят оттуда травмированными в той или иной степени. Разбирается, почему так происходит.

«Травматичный опыт»: как школа влияет на самооценку россиян

Немногие россияне не кривя душой готовы завить, что школьный опыт сказался на их жизни исключительно положительно. Иногда негативные воспоминания о школе связаны с буллингом — травлей ребенка одноклассниками, однако гораздо чаще встречаются различные столкновения с педагогами.

Так, 80 процентов граждан признались, что конфликтные ситуации с учителями повлияли на их самооценку

Большинство из них (52%) смогли освободиться от влияния опыта прошлого, в том числе с помощью психолога или психотерапевта, в то время как каждый третий (32%) испытывает его до сих пор. Такой опрос провел сервис по управлению здоровьем Budu, в котором приняли участие 1511 человек старше 18 лет из 16 крупнейших регионов России.

КОНФЛИКТЫ В ШКОЛЕ

Большинство респондентов (61%) вспомнили, что конфликты с учителями происходили преимущественно в средних классах, почти треть (30%), что — в старших. Вот что чаще всего становилось причиной столкновений с педагогами:

  • несделанное домашнее задание (32%),
  • «грязь» в тетради и плохой почерк (20%),
  • высказывание мнения, не совпадающего с мнением учителя (18%),
  • забытые учебники или тетради (12%),
  • неподобающий внешний вид (11%),
  • плохое поведение (10%).

Занижение оценок

Кроме того, почти половина опрошенных (48%) пожаловалась, что учителя периодически занижали оценки — причем по причинам, не связанным с реальным уровнем знаний. По словам детского нейропсихолога сервиса Budu Алевтины Кузьминой, в нынешней системе оценки в дневнике скорее отражают субъективное восприятие учителем потенциала ученика, а не его соответствие общим критериям задания.

Так, учитель при выставлении оценок исходит из своего представления о способностях учеников: одному ставит пятерку, потому что он «постарался и хорошо проявил себя», а другому — тройку, так как он «мог бы сделать лучше, но не стал из-за лени», хотя их работы могут быть одинаковыми.

«Отсутствие единых и четких критериев оценки в сознании учителя приводит к формированию у ребенка навыков манипулятивной коммуникации, навыков адаптации к „людям настроения“, а в некоторых случаях — к возникновению чрезмерного желания власти, так как ребенок, переживший травматичный опыт оценки своей деятельности, выйдя из уязвимого положения, сам стремится стать лидером», — объясняет она.

Кризис доверия

Почти половина россиян (44%) подчеркнули, что воспринимали учителя как поставщика знаний, а не человека, к которому можно обратиться за советом или помощью, поэтому скрывали свои проблемы от преподавательского состава. Вот как объяснили опрошенные свое поведение:

  • нежелание услышать в ответ «сам виноват» (28%),
  • страх, что учитель не поверит (22%),
  • представление, что педагог даже при желании не сможет помочь (21%),
  • убеждение, что ему будет все равно (16%),
  • вера в то, что учитель станет их высмеивать (13%).

«Травматичный опыт, пережитый ребенком в процессе контакта с учителями, увеличивает дистанцию между ним и педагогами и пробуждает указанные страхи», — отмечает детский нейропсихологию.

Тем не менее даже те граждане, которые, как правило, не делились переживаниями с учителями, признавали, что те оказывали ученикам поддержку, если узнавали о проблемах

Более половины опрошенных (57%) вспомнили одного или нескольких школьных преподавателей, которые проявляли искреннюю заботу о них. В целом, несмотря на пережитые конфликты, большинство респондентов (76%) вспоминает школьные годы с ностальгией, в том числе благодаря учителям (18%).

«ЕСЛИ БАЛАНС ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ БУДЕТ СОБЛЮДЕН, ТО КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ БУДЕТ НАМНОГО МЕНЬШЕ»

Алевтина Кузьмина, детский нейропсихолог онлайн-сервиса заботы о здоровье Budu

Постепенно необходимо двигаться к тому, чтобы учебные классы были оснащены камерами и современными звукозаписывающими устройствами, потому что школа — пространство, где должны быть защищены интересы двух сторон: и учителя, и ребенка.

Вряд ли педагог позволит себе некорректное поведение, если будет понимать, что за его действиями следят. Ученики, которые любят издеваться над учителями, тоже будут сдержаны наличием записывающих устройств в классе. Кроме того, родители, которые не хотят принимать участие в вопросе воспитания, могут поменять точку зрения благодаря такому материалу. И, конечно, когда все выходки будут фиксироваться, эти записи могут выступать доказательствами в правоохранительных органах. 

Некорректное и грубое поведение со стороны учителей возможно не только по причине эмоционального выгорания у педагога, но и по ряду других причин.

  • Профессиональная непригодность. Поскольку у нас нет никакой фильтрации в педагогических образовательных учреждениях, ничего не мешает профнепригодному человеку закончить педагогический колледж или вуз и устроиться работать. На фоне дефицита кадров администрация школы будет стараться спускать на тормозах такие конфликты.
  • Ребенок-тиран в классе. Ребенок, воспитанный родителями в условиях полной вседозволенности и считающий, что он может обложить учителя матом или пнуть одноклассника, чтобы сбросить напряжение, — большая проблема для учителя. Ведь педагог часто бессилен перед ребенком, потому что в рамках своего функционала должен поддерживать дисциплину на уроках и находить подход к каждому ребенку, чтобы сделать образовательный процесс доступным для всего класса. Опыт общения с классным тираном может быть травматичным не только для детей, но и для педагогов, которые становятся более закрытыми по отношению к классу. Соответственно, риск некорректного поведения со стороны учителей, которые будут срывать злость на других детях после взаимодействия с классным тираном, возрастает. 

Необходима юридическая поддержка для обеих сторон. Было бы неплохо, если бы в детских и подростковых центрах работали не только психологи и социальные педагоги, но и юристы, которые будут оказывать правовое сопровождение родителям, которые не могут позволить себе оплатить услуги адвоката. Юридическая помощь необходима и педагогу, если родители угрожают педагогу адвокатом в ситуации, когда их ребенок занимается буллингом в классе. В таком случае у учителя должна быть возможность привлечь к решению вопроса юристов, пусть даже и через администрацию школы.

Если баланс прав и обязанностей будет соблюден, то, возможно, конфликтных ситуаций будет намного меньше. Это касается как учителей, так и детей и их родителей, ведь в школьных конфликтах играют определенную роль все три стороны.

Spread the love
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.